К содержимому
Темы события:
«Венецианский купец» – наглядный пример финансовой и юридической безграмотности героев.
«Венецианский купец» — наглядный пример финансовой и юридической безграмотности героев.

Восприятие образов главных героев далеко не однозначно, и многие исследователи полагают, что в первых трех актах (до суда) именно Шейлок выступает главным – трагическим – героем пьесы. Однако в Елизаветинской Англии конца XVI века изобразить еврея положительным персонажем было невозможно: в 1594 году в Лондоне состоялся процесс над придворным врачом королевы, португальским евреем Родриго Лопесом, обвиненным – после 13 лет службы! – в заговоре с целью ее отравить. Вполне вероятно, что в суде над Шейлоком присутствуют аллюзии и на это громкое дело. Поэтому Шекспир меняет образ ростовщика, подчеркивая его жестокость и недальновидность во время судебного процесса. Таким образом, для современной автору публики традиционный конец комедии – а это именно комедия – соблюден: злодей-иноверец посрамлен и наказан, достойный христианин Антонио торжествует.

Какие, однако, практические выводы можно сделать из всей этой истории? Разумеется, мы понимаем, что в основе сюжета лежит литературная условность – не дай Антонио опрометчивого обещания, не было бы и всей истории, – однако сами по себе экономические и юридические ошибки, совершаемые героями пьесы, вполне типичны.

Начнем с Антонио. Во-первых, очевидно, что не имея твердых гарантий возвращения кораблей, со стороны Антонио было безрассудством подписание подобного соглашения с Шейлоком. Никогда не будьте чересчур уверены в своем финансовом благополучии и избегайте слишком рискованных сделок.

Во-вторых, даже заключив столь необдуманную сделку и видя, что его дела пошли плохо, Антонио все еще мог – да, вероятно, под больший процент – взять эту сумму в долг у кого-то другого: у другого еврея, у другого купца, у кого-то из друзей, которых он щедро ссужал деньгами – и отдать грозящий ему физической гибелью долг Шейлока. На этом этапе Антонио все еще недооценивал риски и не сумел правильно расставить приоритеты при погашении своих обязательств.

В-третьих – и здесь мы обращаемся к юридической стороне дела – мы не видим, чтобы Антонио хотя бы попытался разобраться в законности заключения подобного соглашения. Конечно, это следовало бы продумать еще в самом начале – и регистрируй Шейлок и Антонио такую сделку у нотариуса, оба они сразу узнали бы о потенциальных трудностях ее выполнения. Но пускай момент уже упущен, и Антонио, оказавшись банкротом, отвечает по делу о неуплате Шейлоку. Естественным побуждением у делового человека было бы найти грамотного адвоката, а не писать прощальные письма друзьям с просьбой приехать повидаться перед смертью.

Шекспир меняет образ ростовщика, подчеркивая его жестокость и недальновидность во время судебного процесса.

Шекспир меняет образ ростовщика, подчеркивая его жестокость и недальновидность во время судебного процесса.

Наконец, Антонио повезло с симпатиями суда. Непредвзятый по отношению к еврею Шейлоку суд, скорее всего, аннулировал бы сделку как противоречащую закону Венеции о посягательстве на жизнь граждан (тем более что доказать, что Шейлок с самого начала планировал это как убийство Антонио, было бы невозможно: изначально условие предлагалось под видом шутки) и обязал Антонио выплатить долг, что тот бы и сделал с помощью Бассанио. Однако Антонио повезло дважды – и с симпатиями суда, и с ораторскими дарованиями Порции; не будь того и другого – суд признал бы купца виновным, а времени и возможности подать апелляцию у него бы уже, очевидно, не осталось.

Что касается Шейлока, то он ведет себя нерационально во время суда. Даже при удачном для него стечении обстоятельств – суд признает Антонио виновным, Шейлок убивает своего врага, вырезая фунт мяса из его сердца, – он становится изгоем: в Венеции его жизнь после убийства христианского купца будет либо короткой (вполне вероятно, что в отместку как-нибудь на глухой улочке его подстерегут друзья Антонио – а суд вряд ли будет тщательно искать убийц), либо полной презрения – он опять-таки станет изгоем, с которым никто не будет иметь дела, только теперь уже в последней стадии падении по социальной лестнице. Гораздо разумнее было бы взять деньги и заручиться дружбой (пусть даже и неискренней) со стороны влиятельных венецианцев. И, так же, как и Антонио, Шейлок не знает законов Венеции, которые мешают ему получить неустойку и ставят его самого – иностранца и иноверца – в столь опасное положение.

Итак, перед заключением рискованного соглашения подумайте, хватит ли у вас средств выполнить его условия, а если нет, чем это вам будет грозить, — с одной стороны, — и хватит ли у вас возможностей взыскать долг или неустойку с должника — с другой.

Заключение договоров в РФ регулирует Гражданский кодекс, с основными положениями можно ознакомиться тут.

Подробное описание сюжета этой пьесы найдёте здесь.

Александр Кравченко, экспертАлександр Кравченко, эксперт

Данная статья имеет большое значение для финансового образования. Основная ценность данной статьи заключается в том, что на примере событий из сюжета шекспировского произведения, она способствует развитию культуры ответственного финансового поведения молодых людей, призывает их рационально выбирать финансовые услуги, предвосхищать свои возможные риски, осуществлять планирование своих доходов и расходов и контроль за состоянием личных финансов, формировать долгосрочные сбережения и финансовую «подушку безопасности» для непредвиденных обстоятельств.

Предшествующее
событие
Следующее
событие