К содержимому
Темы события:
Когда 21 мая 1913 года парламент Швеции принял решение о введении всеобщего пенсионного страхования, это стало поистине историческим событием.
Когда 21 мая 1913 года парламент Швеции принял решение о введении всеобщего пенсионного страхования, это стало поистине историческим событием.

Какую выбрать?..

Одной из первых европейских стран, попытавшихся скомбинировать два базовых вида страхования – принудительное (по образцу Германии) и добровольное (по образцу Британии) – стала… не Швеция, а Дания.

Законодательно и социально ситуация в Дании была близка к британской: здесь действовал Закон о бедных, а социальную поддержку реализовывали либо добровольные сообщества взаимопомощи, либо отдельные филантропы. До конца XIX века в экономике Дании вообще преобладал сельскохозяйственный сектор, и бедность была проблемой прежде всего сельского населения. Однако с 1870-х годов началась резкая урбанизация и – более плавная – индустриализация страны, так что баланс между бедными в городе и деревне заметно сместился. Безработица, несчастные случаи, болезни, бедность стариков стали проблемой городских рабочих. Возникало активное профсоюзное движение, выросло влияние Социал-демократической партии. Все это привело к тому, что в 1891-1892 годах датский парламент пересмотрел старый Закон о бедных и ввел пособия для всех добропорядочных и нуждающихся гражданах старше 60 лет (половину пособия выплачивали местные власти, и половину – федеральное правительство). Любопытно, что большая часть денег на эти пенсии шла с налога на датское пиво.

Однако ни одна из существовавших в начале XX века страховых или пенсионных систем (даже прогрессивный британский Закон о национальном страховании 1911 года покрывал лишь 70% рабочих, не включая их жен и детей), – не охватывала всего населения страны: это было бы исключительно дорого. Поэтому, когда 21 мая 1913 года парламент Швеции принял решение о введении всеобщего пенсионного страхования, это стало поистине историческим событием.

Почему, однако, Швеция пошла по пути всеобщего страхования, а не выбрала немецкий или, к примеру, датский вариант?

Причинами отказа от немецкой модели было, прежде всего, большое число сельского населения в Швеции. Многие пожилые люди, живущие в деревне, не попадали в бисмарковскую модель страхования рабочих, а крестьяне не привыкли и не хотели платить пенсионные взносы за своих работников. Поэтому немецкая модель была неприемлема для сельского населения, а на момент решения, в 1913 году, 45% парламента были представителями фермерства.

Другой важный фактор, мешающий введению датской модели, заключался в большом проценте пожилого населения в Швеции того периода: с 1880-х страна пережила три крупных волны эмиграции в Соединенные Штаты, и после краткого затишья – новую волну в конце 1900-х; уезжали, очевидно, прежде всего молодые. Кроме того, попросту население Швеции (в гораздо большей степени сельское) в 1913 года (5,621,000) превышало население Дании в 1890 (2,172,380) более чем в два раза. Поэтому модель финансирования пенсий из налогов для Швеции также не подходила.

Выбор сделан!

Итогом реформы 1913 года стала довольно громоздкая пенсионная система, сочетавшая два компонента, одним из которых было обязательное всеобщее пенсионное страхование, а другим – дополнительные государственные пенсии. Первое финансировалось из процентных отчислений с дохода застрахованных граждан. Недостаток этой части системы заключался в том, что пенсии, как и отчисления, были очень скромными, а также зависели от дохода, то есть были неравными. Что касается дополнительных пенсий, то государство предназначало их для особо незащищенных лиц – прежде всего, инвалидов; однако на практике ее могли получать все шведы старше 67 лет, не имеющие работы. Впрочем, все равно вплоть до следующей реформы общие размеры пенсий оставались незначительными и неравными.

Современные шведские исследователи полагают, однако, что роль реформы была прежде всего социальной. Несмотря на незначительность пенсий и неравенство в их размерах, жители Швеции ощутили поддержку со стороны государства и обрели доверие к тем социальным и экономическим реформам, которые в дальнейшем успешно реализовывало шведское правительство. Так всеобщая пенсионная реформа стала одной из важнейших основ для диалога и доверия между государством и обществом.

Надежда Галкина, экспертНадежда Галкина, эксперт

Ожидаемая продолжительность жизни в Швеции (показатель старения населения) — одна из самых высоких в мире: 81 год для мужчин и 84 года для женщин, на 14,5 и 7 лет выше, чем в России соответственно. Превращением этой проблемы в потенциал для развития страны занимается правительственная комиссия с перспективным названием «Комиссия будущего». Шведская пенсионная система в текущем варианте (последняя редакция — 1999 год) входит в пятерку лучших в мире. Однако не все государства так заботятся о своем пожилом населении и будущих поколениях. Рекомендуем вам уже сейчас ознакомиться с перспективами своего пенсионного обеспечения — и прикинуть, как можно сформировать свой собственный «пенсионный фонд».

Предшествующее
событие
Следующее
событие